Follow your dreams.
Название: «The Hollow Crown»
Часть III.
Глава 16.
Автор: 1986-2004
Бета: Леония
Гамма: *Morgo*
Фандом: к/ф «Snow White and the Huntsman», т/ф «The Hollow Crown»
Персонажи: Эрик/Генрих
Рейтинг: NC-17
Жанр: Crossover, Angst, Romance
Саммари: Однажды беглец и скиталец по миру Эрик, убегая от судьбы, спасает от лесных разбойников мальчишку. И эта встреча становится судьбоносной для них обоих.
Предупреждения: Slash, OOC, OC, AU (сугубо личные мысли автора на темы как исторической действительности, так и действительности, созданной телеканалом ВВС; образы и характеры героев, а также их поступки остаются на усмотрение автора), ненормативная лексика
Состояние: в процессе
Размещение: только с разрешения автора
Дисклеймер: отказываюсь.
От автора: «Свобода – это семь метров и еще чуть-чуть» (с)

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15

Весна пришла неторопливо и оттого почти незаметно. В один из дней, тянувшихся друг за другом, как вереница одинаковых цыплят, спешащих не отстать от мамки, Дью отметил, что солнце припекает по-особому тепло и по земле вполне можно пройтись босиком.
Марша несколько часов кряду стирала накопившееся белье, которое трое ее мужчин относили на славу. Она стояла, раскрасневшаяся, возле ограждения, служившего постоялому двору забором – развешивала мокрые вещи сушиться. Дью, аккуратно ступая, дабы не спугнуть голубку, подобрался к женщине сзади и, распахнув объятия, резко схватил Маршу за талию, быстро прижав к себе. Женщина охнула и выронила из рук корзину с бельем. И тут уж пришел черед Дью пугаться.
- Это я! Я! – затараторил он, вжимая голову в плечи и чуть отодвигаясь от Марши. – Только не бей.
- Знаешь же, что могу и отвесить, - поцокала она языком, даже не стараясь выкрутиться из сжимавших ее объятий.
- Знаю, - улыбнулся Дью, утыкаясь носом Марше в плечо. – Но ничего не могу с собой поделать.
В течение месяца, пока природа этого края пробуждалась от тепла, их маленький отряд, включая людей Харольда, пытался добиться аудиенции королевы, но все было тщетно. Эван с Айком старались особо не высовываться и предпочитали действовать тайно, поэтому от них проку оказалось мало. Вот если бы Эрика нужно было выкрасть – другое дело. Тут бы и могучий Эван сгодился, и мальчишка-лекарь, который еще и замки вскрывал отменно. До этих же самых пор действовали только Дью и Харольд – те, кому незачем было таиться. Но английского солдата и наемника без роду и племени в гости к самой королеве никто не ждал. Ее двор безапелляционно отклонял любые запросы. Обращаться же к людям рангом ниже либо было делом ненадежным, либо те так же игнорировали просьбы и подкупы спасителей Эрика.
Зато у Дью появилось дело куда более важное, нежели забота о пропавшем друге. Как бы он ни пекся об Эрике, все его мысли занимала Марша. Внезапно для самого Дью, эта спустившаяся с небес богиня ответила на его робкие притязания взаимностью. Дью, который счет дням-то потерял, недолго размышлял над тем, почему такая красавица благоволит ему. Хотя сама Марша могла бы рассказать многое. За время их совместного путешествия английский солдат оказался единственным мужчиной, который постоянно оберегал ее, старался защитить от всех и всего, во всем и всегда был с ней рядом и – что не могло остаться незамеченным – не спускал с Марши влюбленного взгляда. Ее подкупила искренность, с какой этот мужчина относился к ней, его доброта и бесстрашие. В один из вечеров, когда отряд уже вошел в чужие земли, она подошла к Дью и, взяв его за руку, попросила отойти с ней в сторону.
- Вы не делаете попыток сбежать от нас, - она остановилась за сараем, там, где со двора их уже не было возможности увидеть, и, прислонившись спиной к стене, внимательно посмотрела на Дью.
- Да я как-то… - замялся тот, - не знаю. Чего от вас бежать, коли вы благое дело делаете.
- А коли дурное?
Дью не нашелся, что ответить, и, потупив взор, стал ждать, что же произойдет дальше. Он был уверен в том, что Маршу к нему подослали братья и на уме у этой женщины далеко не обычный разговор по душам. Но отчего-то такое положение дел не раздражало, а наоборот, интриговало. Ведь именно благодаря ему Дью разговаривал наедине со своей любимой женщиной, пускай даже она была настолько далека и недоступна, насколько это вообще было возможно.
- Эван с братом служат тому же человеку, что и вы, - совершенно неожиданно произнесла Марша. – Их нанял Томас Бьюфорт, чтобы следить за похищенным наемником. Уж не знаю, почему к одному человеку приставлена столь сильная охрана, будто от его безопасности зависит жизнь всего Британского королевства!
Она неодобрительно хмыкнула и замолчала, поглядывая на Дью – как отреагирует на ее слова? Что ответит?
У Дью слов не было. О том, что Эрика спасают по приказу Томаса Бьюфорта, ему стоило догадаться и раньше. Просто уж слишком невероятным казалось, чтобы за каким-то чужаком «правая рука» принца Уэльского присматривала. Но теперь, когда все встало на свои места, Дью не ощутил ни волнения, ни тревоги. Пускай хоть сам господь бог приказывает ему искать иголку в стоге сена – он согласен, лишь бы только Марша была рядом.
- У вас нет никаких оснований доверять кому-либо из нас, тем более братьям… Но я хочу… Мне важно, чтобы вы знали – вам незачем нас опасаться. Если вы на нашей стороне, - тихо добавила женщина.
Он много думал на ее счет и пришел к выводу, что лучшей жены ему вовек не сыскать. Марша умела все, начиная от хорошей драки и заканчивая готовкой. Бедра у нее были широкие, крепкие, такие, которые выдержат не одного, а целый десяток здоровых ребятишек. А что еще от женщины надо? Красива, дородна и с ним, с Дью, ведет себя покладисто. Вот только красота ее на самом деле все портила. Из-за нее Дью уже и не знал, как к женщине своей мечты подступиться. Особенно когда рядом был целый отряд молодых, подтянутых и бойких ребят. И еще этот Эван следил за ней так, словно она ему сестра или же невеста – глаз не спускал. Вот и сейчас, с минуту на минуту, он мог вынырнуть из-за сарая и потребовать объяснений.
- Вы хороший человек, - подавшись к Дью, заключила Марша.
- Ну да, - застенчиво улыбаясь, он почесал затылок, - неплохой, что уж там…
- Пойдемте, - она вновь взяла его за руку и потащила за собой в сарай.
Внутри сильно пахло застоявшимся сеном. Набросанное в стойлах, оно пролежало тут не один месяц, и даже по весне, когда начнут чистить помещение, его дух останется витать здесь еще долгие дни. Марша провела Дью через ряд пустующих стойл, так ни на одном из них не остановившись. Когда же до стены сарая оставалось два отделения, она наконец-то выбрала подходящее для них двоих укрытие и, затащив в него растерявшегося мужчину, тут же принялась распутывать на нем завязки штанов.
- Я… - начало было Дью, но Марша властно прервала его.
- Тихо, - скомандовала она. – И не говорите, что не думали об этом, что втайне не мечтали обо мне.
Ее ловкие пальцы, быстро справившись с завязками, юркнули Дью под пузо, нащупывая уютно сложенный вялый член, нисколько не смущаясь своих резких и грубоватых действий. И уж совсем привела Дью в смятение, когда, опустившись на колени, принялась жадно облизывать разбуженный ее действиями мужской причиндал.
В своих мечтах Дью представлял все вовсе не так, как оно получалось. Марша была хрупкой и нежной в его могучих объятиях. Ее ласки были лишены похотливой страсти и наглости. А он, сильный, опытный, любил ее, такую невесомую и светящуюся от своей красоты, как того требуют законы рыцарства. Вместо этого он получил жадную до его тела девицу, лишенную всякой скромности и к тому же взявшую на себя главную роль. И не сказать, чтобы ему это не нравилось. Мечты так и остались мечтами, а реальность оказалась в тысячу раз слаще, чем он ее представлял.
В тот раз им удалось побыть вместе ровно столько, сколько необходимо для быстрого, страстного и не смешанного со словами и чувствами секса. Марша, оправляя задранную и измятую юбку, наставляла Дью:
- Не вздумай кому-нибудь сказать. Ты погубишь нас обоих.
- Да дурак я, что ли? – обижался Дью, подвязывая штаны.
А сам про себя уже мыслил, как бы снова наброситься на эту чудесную женщину, как бы быстрее почувствовать ее вкус, ощутить на губах ее сок и запомнить на всю жизнь, насколько прекрасен бывает женский пол – когда его любишь и он любит тебя в ответ.
Ни разница в возрасте, ни в социальном статусе или же положении в обществе, ни родословная, которая не была ему известна, - ничто в Марше Дью не смущало. Он думал лишь о том, что наконец-то нашел ту единственную, с кем захотелось построить дом, создать семью и осесть до конца жизни где-нибудь на окраине старушки Англии. И жить спокойной, далекой от погонь и убийств жизнью, растить детей, а затем и внуков. И любить, бесконечно любить свою женщину.
С тех пор им редко удавалось побыть вместе. Чаще всего где-то поблизости присутствовали Эван или же Айк, который не упускал случая посмеяться над расположением Марши к толстяку. Сперва Дью казалось, что Эван обо всем знает и сморит на них с Маршей недобро, но шли дни, а здоровяк никак не проявлял своего недовольства, и Дью забыл о нем, с головой нырнув в омут своей любви.
- Где мальчишки? – оглянувшись, не смотрит ли на них кто, спросил Дью.
Марша, отмахнувшись от него полотенцем, вновь принялась развешивать белье.
- Сопровождают Харольда. Хотели посмотреть, реально ли будет выкрасть Эрика, а заодно послушать, что говорят.
- А что говорят?
- Вдруг уже и некого красть.
- Да брось ты…
- Все может быть, - она пожала плечами.
- Я принесу! – взвился Дью, поняв, что Марша направляется за следующей порцией белья.
- Ой, да справишься ли? – она подмигнула ему, но остановилась, ожидая, пока Дью сам дотащит до забора новую корзину со скрученными жгутом портками.
- А может, ну его?.. – бросая корзину у ног, предложил Дью. – Может?.. – он обнял ее, притягивая к себе и тыкаясь усами в шею Марше. – Ведь никого же нет.
Марша обняла его в ответ. Не спеша соглашаться, она внимательно рассматривала его лицо, на котором уже начали проступать признаки настоящей старости. Для своих лет Дью чертовски неплохо сохранился. Большинство мужчин уже к тридцати годам могло похвастаться и сединой, и глубокими морщинами, изъевшими лицо, и ртом, в котором не было доброй половины зубов. Дью же и в сорок, и в пятьдесят лет выглядел так, словно у него за пазухой спрятана фляжка с молодильной водой. Разве что зубы слегка подрастерял, да седина его после пятидесяти не миновала. И пузо нарастил, и за щеками глаз почти не видно...
- Староват я для тебя, - ухмыльнулся Дью.
- Нет, - она по-доброму усмехнулась. – Все люди стареют. Такова их судьба.
- Что люди говорить станут? Молодуха со стариком живет.
Дью попытался рассмеяться, но смех вышел совсем невеселым. Желание, подзуживавшее его все то время, что он провел рядом с Маршей, отступило на задний план, уступив место неудобным мыслям. Дью прекрасно осознавал свой возраст, то, как его потрепала жизнь, и то, какой невероятной была разница между ним и его любимой женщиной, чьи юность и красота затмевали звездное небо в тихую погоду. Где-то на периферии все еще маячила неугомонная жажда плоти, заставлявшая Дью бездумно обнимать, водить ладонями по телу Марши.
- Давай, - вдруг решился он, - когда с Эриком все образуется, просто сбежим ото всех? А? Уедем далеко-далеко, туда, где нас никто не знает. Куда-нибудь подальше от людских глаз. Ты же сама говорила, что тебе не нужны званые приемы и знать. Поселимся в спокойном местечке…
- Дью…
- Я не так стар, как ты думаешь. Я еще все могу… - он утер рукой усы. – Да ты и сама знаешь. Детишек настругаем… Что мы, хуже всех? У моих сестер вона их скока!
- Милый…
- Соглашайся. Соглашайся хотя бы сейчас. Даже если соврешь…
Он прижал ее к себе, вдавив в свое необъятное брюхо. Марша не стала сопротивляться и покорно положила светловолосую голову ему на плечо.
- Давай?..
- Хорошо, - тихо пообещала она и добавила: - Говорят, существует такое место, где нет королей и королевств. Там все равны. Там не неволят…
- Мы уедем туда.
- Уедем.
- Вдвоем.
- Вдвоем.
Это была самая сладкая ложь, какую только Дью слышал в своей жизни. Еще совсем недавно, будучи во хмелю, рыжеволосый Айк, разговаривая с Эваном, обещал ему поскорее убраться из этих земель – каких именно, он не сообщал – и, прихватив с собой Маршу, отправиться дальше - исследовать такой странный и почему-то непонятный молодому лекарю мир. Дью знал: как бы Марша ни любила его, она уйдет с братьями. По той же самой причине, по которой она бродила с ними по миру.

- Сколько человек будет размещено на левой трибуне?
Бела прошлась по зале, осматривая ее праздничное убранство. За ней, словно парочка деток, что несут фату невесты, семенили почтенные согбенные слуги. Похожие на карликов или же сказочных гномов, оба старичка, еще не добравшись до того возраста, когда сам бог велел убираться восвояси со службы, ловко жонглировали испещренными указаниями свитками, быстро и уверенно находя именно тот, который требовала королева.
- Не меньше двухсот человек, ваше величество, - сверяясь с бумагой, прошелестел за спиной у Белы один из старикашек.
- Получается, - прикинула королева, - около шестисот человек сидят на трибунах. И еще приблизительно столько же стоят в зале.
- Да, ваше величество.
- Удвойте охрану залы и выходов из дворца. И постарайтесь найти как можно больше мест для людей. Стоять должны единицы.
В конце залы, на возвышении, установили огромных размеров трон. Сидящая на нем Бела казалась маленькой девочкой, юной дочерью великого короля. Стороннему человеку трудно было представить, что вот эта хрупкая женщина в огромном, изукрашенном драгоценными камнями платье и есть правительница огромной страны. Два старичка, ведающие почти всеми делами, связанными с намечающимися в связи с приходом весны торжествами, расположившись по обе стороны от трона, готовили свитки для подачи королеве.
- Ваше величество, - раздался голос Епископа из другого конца залы, оттуда, где находился главный вход и где слуги, забравшись на стремянки, украшали дверной проем цветущими вьюнками.
- Епископ, - чуть склонила голову Бела, но с трона не поднялась и бумаг в сторону не отложила.
- Могу ли я отвлечь ее величество, высказав свое восхищение убранством этой залы?
- У меня много дел, ваше преосвященство. Думаю, лучшим выражением вашего восхищения будет ваше появление на празднике. Разделите с нашим народом радость от встречи еще одной замечательной весны!
- Всенепременно, ваше величество, - осклабился Епископ.
В отличие от того, каким он предстал в подвале при разговоре с Эриком, его преосвященство был одет празднично. Его тяжелое, черного цвета с золотистой вышивкой одеяние длиной до самого пола покрывало все тело Епископа, открытыми оставались лишь кисти рук и лицо. Даже шея его преосвященства была прикрыта высоким стоячим воротником, по краям которого змеился причудливый золотистый кант. Епископ выглядел самим воплощением роскоши.
- Думаю, - обратилась к одному из старичков-гномов Бела, - цветами можно украсить не только потолок. Развесьте венки на окнах, увейте плющом все вокруг. Пускай зала превратится в цветущий сад…
- Ваше величество, - коротко откашлявшись, встрял в ее объяснения Епископ, - не будет ли в такой день уместней продемонстрировать все величие королевского замка и вместо цветов украсить залу тем, что хранится в наших подвалах? Серебро и золото отлично впишутся в интерьер.
- Ваше преосвященство, это праздник весны, а не королевского двора, - сдержано улыбнулась ему Бела.
Она выглядела измученной, бледной, чего не скрывали даже наложенные на лицо краски. Естественный румянец давно сошел с ее лица, и сейчас его приходилось накладывать с помощью косметических средств, из-за чего при ближайшем рассмотрении юная девушка уже не казалась столь юной. Но верней всего о том, кто такая Бела на самом деле и сколько уже лет она занимает свой трон, говорили вовсе не еле заметные морщины на ее лице и не дорогое одеяние. Королеву выдавал тон, которым она общалась с миром. Тон, присущий только тем людям, в жилах которых течет странная, причудливая королевская кровь. Ее невозможно получить по воле народа, она не передается через брак или же постель случайных любовников. Эта зараза, впаянная в человека намертво, передавалась от родителей к детям, а от детей - к их детям. Не было в этой иерархии человека, попавшего в нее со стороны - королевская кровь была достоянием привилегированных.
- Весна приходит именно в наш дом, ваше величество. Наш монарх неотделим от нашего государства, нашего дома. Весна должна славить вас и вашу власть, а не наоборот.
- Ваше преосвященство, - уже натянуто улыбнулась Епископу Бела, - думаю, мы все сделаем, как и ранее, в тех традициях, к каким привык наш народ.
Ее тон перешел на какой-то иной, доступный не любому простому уху уровень. Со стороны могло показаться, что Бела все так же доброжелательна. И лишь все понимающий Епископ услышал, что больше настаивать не стоит. И, поклонившись, поспешил сменить тему.
- Что ж, - так же сдержано начал Епископ, - коли ваше величество не желает прислушаться к совету старика, - он покорно склонил голову, - то так тому и быть. На то вы и королева, что вам виднее, как правильней.
- Именно, ваше преосвященство.
- Но позвольте мне задать вам последний вопрос, ваше величество?
- Да, Епископ?
- Разрешите ли вы мне приготовить для вас маленький сюрприз? Завтра, на торжествах. Какая-то малость, которая пойдет вовсе не так, как было запланировано.
- Ваше преосвященство…
- Ваше величество, - он поклонился так низко, как только смогла позволить ему его тяжелая, почти негнущаяся ряса, - не отказывайте старику в милости. Будьте любезны, позвольте завтра порадовать вас.
- И вы, конечно, не скажете никому, что это будет, так, ваше преосвященство?
- На то он и сюрприз.
Старички терпеливо ожидали своей очереди, замерев по обе стороны от трона, прижав к груди кипы свитков. Даже слуги, украшавшие залу, замедлили работу, словно боясь потревожить разговор двух важных особ. И Беле, которая все это видела – замечала, как мир, готовый встретить весну, притормозил, ожидая ее решения, согласно кивнула Епископу.
- Вы даете мне свое величайшее дозволение? – словно не распознав королевский жест, переспросил Епископ.
- Даю. Вы можете быть свободны, ваше преосвященство. Я с радостью буду ждать вас на празднике. Вас и ваш сюрприз.
- Обязательно, моя королева, - попятившись назад и склонив голову, заверил ее Епископ. – Поверьте, ваше величество, вы будете так удивлены, что не сможете подобрать нужных слов.

@темы: Фантворчество, Fanfiction