Cry 'God for Harry!'

00:40 

«The Hollow Crown». Глава 4.

Follow your dreams.
Название: «The Hollow Crown»
Глава 4.
Автор: 1986-2004
Бета: Рицу-рё, rei g
Гамма: *Morgo*
Фандом: к/ф «Snow white and the Huntsman», т/ф «The Hollow Crown»
Персонажи: Эрик/Генрих
Рейтинг: NC-17
Жанр: Crossover, Angst, Romance
Саммари: Однажды, беглец и скиталец по миру Эрик, убегая от судьбы, спасет от лесных разбойников мальчишку. И эта встреча становится судьбоносной для них обоих.
Предупреждения: Slash, гет, OOC, OC, AU (сугубо личные мысли автора на темы, как исторической действительности, так и действительности, созданной телеканалом ВВС; образы и характеры героев, а также их поступки остаются на усмотрение автора), ненормативная лексика
Состояние: в процессе
Размещение: только с разрешения автора
Дисклеймер: отказываюсь.
От автора: «Свобода – это семь метров и еще чуть-чуть» (с)

Глава 1
Глава 2
Глава 3

Когда в начале августа месяца до лондонских пабов дошли слухи о победе Генриха Болингброка над валлийцами, по городу поползли разговоры о престиже и выгоде вступления в королевскую армию. Эрик, которого работа за еду больше не устраивала, счел лучшим вариантом пойти в рекруты. После битвы при Шрусбери люди королю были нужнее воздуха, и то тут, то там раздавались крики зазывал. Часто рекрутские наборы проводились прямо в подворотнях, где специально обученный человек, сидя за бочкой, записывал имена и выдавал скудное денежное жалование соглашавшимся складывать головы во славу Англии.
Но судьба распорядилась с Эриком иначе. В день, когда возле постоялого двора, на котором он ежедневно зарабатывал колкой дров, послышался крик зазывалы об очередной вербовке, к хозяйке зашел ее старый друг.
- Проходи, Вал, проходи, - пытаясь приобнять гостя, причитала хозяйка. – Давай вон в углу двора присядем. Эй! – крикнула она в сторону кухни. – Марта! Принеси хересу!
Гость Эрику был смутно знаком. Высокий, статный, хорошо одет. Манера держаться выдавала в нем человека служивого. Хозяйка, не смотря на то, что величала пришедшего другом, в общении с ним подобострастно приклоняла голову и заискивающе улыбалась.
Они расположились в тени, в нескольких метрах от Эрика. Марта принесла на подносе херес и две кружки.
- За тебя, Вал! – подняла свою кружку хозяйка. – Чтобы следующей весной мы уже праздновали твою свадьбу, а еще через год я держала на руках твоего сына!
Вал одобряюще склонил голову, и они выпили.
Эрик, поставив очередное полено на чурку, прикидывал, успеет ли справиться с работой до того, как вербовщики уйдут из-под стен постоялого двора. Решение служить королю окончательно оформилось в его представлениях о своей дальнейшей судьбе. И чем быстрее исполнилось бы задуманное, тем скорее успокоилась бы жажда Эрика применить себя к какому-нибудь стоящему его усилий делу.
- Слышала ли ты, Маргарет, что на сэра Олдкасла было совершено покушение?
- Святые угодники! – схватилась за сердце хозяйка. – Да неужто?
Вал знающе кивнул и продолжил:
- Поговаривают, что с тех пор он просто помешался на том, чтобы собрать себе личную охрану.
- От кого ж он так спасается?
Гость наклонился к уху хозяйки и до Эрика донесся его еле различимый шепот:
- Не знаю правда ли это, но ходят слухи, что сама церковь восстала против лорда Кобема.
Хозяйка ахнула громче, чем следовало.
- Рассказывают, что сэр Олдкасл – лоллардианец… Тссс, - Вал в предостерегающем жесте вскинул руку. – Об этом не стоит распространяться.
- Поняла, поняла, - словно болванчик закивала Маргарет. – Надо же! А ведь богатый человек!
- Так вот, - уже громче заговорил Вал. – Я решил, почему бы не подзаработать деньжат у благородного сэра Олдкасла? Говорят, он щедро платит тем, кто действительно чего-то стоит.
- И верно, и правильно, - согласилась хозяйка, разливая по кружкам херес. – Тебе, мой друг, давно жениться пора. А тут такая девка… Была б у меня дочь, я бы себя не пожалела – все бы сделала, чтобы за тебя замуж отдать!
- Вот, - с какой-то необъяснимой гордостью сообщил Вал. – Набираю с собой ребят. Одного не возьмут. Одиночек в наемниках сейчас опасаются.
- Да уж, - вздохнула хозяйка. – Прошли времена рыцарей…
- Слушай, Маргарет, а кто это?
Хозяйка обернулась в поисках того, про кого спрашивал гость:
- Ты это о ком?
- Да вон, - кивнул на Эрика Вал. – Дрова тебе колет.
- Ааа, - поняла Маргарет. – Это нанялся ко мне тут. Эриком кличут. Хороший мужик. Только мутный. Кто, откуда – ничего не сказал.
- Я его знаю… - Вал поднялся с парапета, на котором сидел все это время. – Постойте-ка…
Взгляд Вала Эрик почувствовал сразу, но виду не подал и продолжил работать топором.
- Эй! – окликнул его хозяйский гость. – Эй! Как там тебя? – Вал обернулся к Маргарет. – Как, говоришь, его звать?
- Эрик, - с готовностью ответила женщина.
- Эрик! – позвал Вал и сам направился в сторону, где шла работа.
От приближающегося не исходило никакой опасности, поэтому Эрик, вбив в чурку топор, спокойно принялся отирать рубахой пот с лица.
- Эрик? – спросил подошедший Вал.
И тут Эрик понял где им приходилось встречаться. Сейчас мужчина был без формы, а голову не украшал шлем, поэтому узнать в нем ночного стража Лондона оказалось сложно. Но Эрик вспомнил выговор и то, как Вал держался на близкой дистанции.
- Ты же тот парень, который у трактирщика Тома кошель спер?
- Это был не я, - ответил Эрик, впервые узнав, что толстяка, благодаря которому он загремел в Ньюгейтскую тюрьму, звали Томом.
- Да ладно, - почти что весело отмахнулся от него Вал. – Том сам еще тот охотник до чужого. Слушай, - он доверительно приблизился. – Нравится тебе местная работенка?
Через его плечо Эрик бросил взгляд на хозяйку. Маргарет стояла у выхода с внутреннего двора и за что-то отчитывала Марту.
- Так вот, - рассудив его молчание как-то по-своему, продолжил Вал. – Ты парень крепкий. Видать, не из простых. Ну, не деревенский забияка, уж точно, - пояснил он. – Слушай, тут такое дело… Работенка есть…

Служба у лорда Кобема не представляла из себя ничего ни сложного, ни интересного. Даже опасности в ней было не больше, в чем обычном садовнике. И, очень скоро, Эрик заскучал. Единственное, что весь год удерживало его в наемниках у сэра Олдкасла – деньги. Платил лорд настолько щедро, насколько, видимо, боялся за собственную шкуру. А боялся он, не смотря на то, что никаких явных причин на взгляд Эрика не было, сильно. В первые полгода Эрик купил себе новый комплект белья, сменил старую куртку на новую, из добротной кожи, а так же обзавелся парой отличных сапог. А деньги все не убывали. Помимо регулярного жалования, лорд Кобем предоставлял своей охране бесплатную крышу над головой и еду. Суть же всей службы сводилась лишь к одной единственной обязанности – охранять дом, а так же сопровождать лорда в разъездах, и следить за его безопасностью.
Помимо Эрика на службе находилось еще с десяток крепких ребят, пришедших к сэру Олдкаслу под предводительством Вала. Большинство из них раньше служило в городской страже. Двое были чьи-то младшие братья, приехавшие из деревушки на заработки. Если не брать в расчет жалование, в одном Эрик считал, что ему повезло – компания подобралась что надо. Народ был не из болтливых, в душу не лез, откуда роду-племени не спрашивал, за глаза не судил. Перед лордом сам Вал поручился головой за каждого, кого он привел, и поэтому с первых же дней между ребятами установились вполне приемлемые, дружеские отношения.
Тяготило одно – скука. Кроме разминок, чтобы не потерять форму и навыки, да дружеских потасовок, устраиваемых ребятами во дворе, в подобной жизни не было ничего, за что можно было бы зацепиться. В скором времени перестали помогать даже попойки. За год жизни в Лондоне, Эрик исходил весь город вдоль и поперек. Успел даже выучить названия улиц, и завести знакомство с лавочником, у которого регулярно покупал хлеб и херес.
Весной 1404 года наконец-то случилось встряхнувшее всех ребят событие - Вал сыграл свадьбу, пригласив на нее всех, с кем служил у лорда. Эрику же, которому за время совместной работы новоиспеченный жених успел довериться так, что попросил быть своим шафером, весь праздник вспоминались то покойница-жена, то королева родного ему государства. Невеста Вала, рыжеволосая, с веснушками на щеках девчушка лет восемнадцати, улыбалась открыто, доверчиво и обращалась со всеми с непритворной добротой и лаской, отчего, вернувшись домой, Эрик не знал, чем унять разболевшееся сердце. Хотелось объятий родных рук и обещающих надежду слов. Еще никогда за время путешествия по Англии, тоска по прошлой жизни так не снедала его.
Пару раз у него завязывались отношения с подцепленными в пабах женщинами. Но дальше пары-тройки встреч с последующими потрахушками в подворотнях, дело не заходило. Миленькую Мэри – горничную лорда, что смотрела на Эрика влюбленным взглядом огромных карих глаз, если и хотелось трогать, то только предварительно вымыв руки, словно прикоснуться предстояло к чему-то священному. Себя Эрик уже давно считал утонувшим в грязи.
Иногда он вспоминал Генри. С той ночи в таверне, мальчишки словно след простыл. Несколько раз Эрик приходил в «Топор», говоря самому себе, что идет просто выпить. И, одиноко коротая время за столиком в самом дальнем углу, никак не мог заставить себя спросить у кого-нибудь, не появлялся ли Хэл?
В «Топоре» часто обсуждали битву при Шрусбери. Никогда не интересовавшийся войной, Эрик невольно втягивался в эти разговоры – из слухов и домыслов достраивал в воображении события сражения, словно сам там побывал. Ярче всего его любопытство касалось подвигов принца Уэльского. Поговаривали, что получив тяжелое ранение стрелой, он не покинул поле боя. И даже – подобному Эрик, хотя и не верил, но рассказы об этом всегда слушал внимательно – лично убил зачинщика валлийского восстания Генри «Хотспера» Перси, и спас отца от руки графа Дугласа.
- За принца Уэльского! – раздавались порой приглушенные тосты, и Эрик неизменно выпивал свою порцию пива за казавшегося ему славным малого.
Посетители таверны делились на тех, кто поддерживал и восхвалял Генриха Болингброка, и тех, кто считал, что при Генри Хотспере жизнь была бы лучше. Эрику неплохо жилось и при Болингброке, так что ни за какого Хотспера он не ратовал, но невольно проникся уважением к человеку, решившему восстановить справедливость в отношении трона и бросившегося вызов самому королю.
- Говорю вам, всех мятежников ждет та же участь, что и Хотспера, попомните мое слово, - брюзжал у Эрика над ухом случайный собеседник – благообразный старичок в монашеском одеянии. – Не будет победы тому, кто поднял руку на короля.
- Говорят, - обратился к старичку Эрик. – Король сам взошел на трон, подняв на прежнего правителя руку.
- Ложь! – стукнул кулаком по столу старичок.
- И обокрал этого вашего Хотспера землями…
- Ты чужак! – разошелся старичок, и даже привстал со стула. – Тебе не понять!
- Да куда уж мне, - тихо вздохнул Эрик.
Генри не появлялся до самого лета. И Эрик уже был готов признаться самому себе, что по каким-то причинам, знать которые он сам, даже под страхом смерти не хочет, он страстно желает найти мальчишку, но тут вновь вмешался случай.
- Господин! – мальчик-посыльный, запыхавшись, подбежал к нему и, упираясь руками себе в колени, склонился в поклоне. – Господин, вы же Эрик?
- Ну, что с того?
- Господин, про вас спрашивали…
Лондонская погода радовала последними теплыми деньками, но уже по тому, как холодало ночами, можно было ощутить приближение неминуемой осени. Наползающий тенями на город вечер неожиданно показался Эрику жарким и душным, словно воздуха вокруг стало в два раза меньше.
- Кто?
- Я не знаю, господин. Он приходил в таверну вчера вечером. Высокий такой, чернявый. Вас спрашивал.
- Чернявый? – поморщился Эрик.
- Да. Просил сообщить ему, - мальчик заговорщически понизил голос, - когда вы бываете в «Топоре».
- Ясно.
- Господин?..
Эрик вытащил из кармана монету и вручил тут же заулыбавшемуся ребенку.
- Спасибо, господин! Да хранит вас бог!
Никакого высокого и чернявого он не знал. А в «Топор» с тех пор наведываться перестал. Было в этом нечто тоскливое. Если раньше где и было место, благодаря которому казалось, что Генри никуда не пропадал, то теперь Эрик лишился и его. Но страх, что прошлая жизнь все-таки смогла догнать его, что ее отголоски уже дышат ему в затылок, пересилил эту тоску. Кто пришел за ним? Кто этот чернявый, что спрашивал про него? И откуда этот кто-то вообще узнал, что Эрик посещает столь малоизвестную в широких кругах таверну?
Лето уже совсем оседало на задворках осени, когда, как-то раз вернувшись домой, Эрик услышал от Вала, что его вновь разыскивали. Как выглядел тот, кто спрашивал Эрика, друг не помнил.
- Слушай, - наблюдая, как Эрик пакует свой скудный набор вещей, обратился к нему Вал. – Не мое конечно дело, но ты что, беглый?
- Нет, - сказал как отрезал Эрик.
- Ясно, - Вал, сложив на груди руки, прислонился боком к дверному косяку. – Натворил чего?
Эрик, остановившись в своих сборах, замер. Натворил ли он чего? Ответить было сложно. Нельзя винить за то, что сказал «нет», когда все вокруг убеждало тебя сказать «да». Нельзя винить за то, что вместо ярма, пускай оно и спасло бы кого-то, выбрал мнимую, но свободу. Нельзя. Но так думал он. А те, кто пришли за ним, видимо, считали иначе.
- Я не знаю, - наконец-то ответил он и начал завязывать ремни дорожного мешка.
- Что я скажу лорду?
- Скажи, что меня зарезали в пьяной драке.
Вал усмехнулся.
- И куда ты теперь?
- Не знаю, - он и правда не знал. – Подальше отсюда.
- Я тебя до дороги провожу, - вздохнул Вал.
- Не надо. Не люблю прощаться.
Но Вал молча все-таки потащился за ним. Перечить и уговаривать Эрик не стал.
Весь этот год наемники жили каждый в своей комнате в одной из огромных построек, что прилегали к основному зданию дома, в котором проживал лорд Кобем. Невидалая для охраны роскошь, но сэр Олдкасл, будучи крайне верующим человеком, считал, что его святой долг - обеспечить своим людям хорошее проживание.
Эрик спустился на первый этаж, свернул за угол и замер от неожиданности. Не успевший вовремя затормозить Вал, впечатался ему в спину.
- Ты чего встал? – озадаченно поинтересовался друг, потирая ушибленный лоб.
На перилах, что отделяли нижнюю галерею пристройки от скудного, не скрывающего проезжей улицы палисадника, сидел, свесив одну ногу, Генри.
- Далеко собрались?
Луч вечернего солнца падал ему на лицо, скрывая почти всю правую щеку, но даже в таком освещении, Эрику показалось, что улыбается мальчишка как-то несвойственно для себя – аккуратно, чуть ли не морщась. Вал за спиной затих и, казалось, словно увидав приведение, забыл как дышать.
- Ну, что вы истуканом застыли? – Генри спрыгнул с перил. – Так давно не видели, и даже не обнимите?
Эрик открыл было рот ответить, но так и не нашел слов, потому что в этот момент Генри сделал шаг навстречу и ушедшее с его щеки солнце открыло взглядам огромный рваный шрам, исказивший правую сторону лица.

- Не паникуйте, - приказал Генри, притворяя за ними дверь. – Вас что, пока я отсутствовал, подали в розыск?
Эрик опустил на пол дорожный мешок и, не спуская взгляда с Генри, сел на самый край кровати.
- Где ты был?
- В войнушку играл, - улыбнулся одним уголком губ Генри.
- Я вижу, - кивнул Эрик. – Наигрался?
- Да уж, хватило, - Генри подошел к окну и, высунувшись наружу, быстро вернулся назад. – А вы как поживали? Слышал, отлично погуляли на чьей-то там свадьбе.
- Откуда знаешь? – удивился Эрик.
Генри неторопливо прохаживался на комнате.
- Я все знаю, - важно, стараясь не рассмеяться, ответил он. – У меня везде свои люди.
- Это не они ли в «Топор» приходили?
На пару секунд Генри, нахмурившись, задумался, а затем, вспомнив, беспечно махнул рукой.
- Это Пойнс. Я просил его присмотреть за вами.
- Присмотреть за мной? – удивился Эрик.
- А вы против? – наигранно, в тон, переспросил Генри.
Он был хорошо одет, причесан, словно пришел сюда из дома знатных господ. Плотная льняная рубаха была явно новой, добротно сшитой. На поясе висел кинжал, который редко можно было увидеть у кого из простолюдинов. Эрик скользнул взглядом по его лицу. Рана давно зажила, но шрам все еще казался свежим. К уголку глаза, словно жадные руки нищих, тянулось множество мелких, еле заметных розоватых нитей. Будь рана еще чуть выше и пацан мог бы лишиться зрения.
- Нравится? – заметив этот взгляд, спросил Генри.
- Не смешно.
Генри вздохнул, словно обиженный на то, что его шутку не оценили, и снова начал мерить шагами комнату.
- Лекари отца говорят, что мне повезло. Глаз цел. Говорить могу. Слабоумие тоже минуло. А это, - он ткнул пальцем в щеку. – Заживет.
- Заживет, - согласился Эрик, провожая его передвижения взглядом.
- Зато, - Генри попытался улыбнуться, но также широко, как раньше уже не получилось. – Согласитесь, так я выгляжу очень мужественно, - и он рассмеялся.
Смех получился почти такой же рваный, как и украсивший лицо шрам. Эрик, внимательно следивший за мальчишкой, понял, что самому Генри далеко не смешно и что его веселье более напоминает болезнь, которая развивается без удержу по накатанной, причиняя боль своему владельцу.
- Дурак ты, парень.
- А вы будто умный, - тут же огрызнулся Генри, но голову понурил.
И тут же, неожиданно растеряв весь свой внешний налет надменности, сделался просто подростком. Уставшим, потерянным.
Эрик поднялся с постели и, вплотную подойдя к Генри, осторожно, чтобы не спугнуть, протянул руки и затем, чуть помедлив, обнял. Мальчишка слова не сказал, даже не пошевелился. Так и остался стоять, уткнувшись Эрику лбом в висок.
В распахнутое настежь окно, тревожа старые, истрепанные занавески, врывался легкий ветер. С внутреннего двора раздавались одобрительные крики затеявших очередную потасовку ребят. Эрику казалось, что время замерло, боясь потревожить их с Генри.
Только сейчас он осознал, насколько сильно ему не хватало этого малознакомого человека. По сути, Эрик ровным счетом ничего о нем не знал. Кто он? Откуда? Генри никогда толком о себе не рассказывал. Как и не старался узнать что-либо об Эрике. Каждый раз, начиная с момента их первой встречи, Генри просто приходил и делал то, что ему хотелось, не задумываясь о последствиях. Безрассудный, ему словно не хватало воздуха, чтобы надышаться. Его постоянно что-то тяготило, что-то нависало над ним подобно дамоклову мечу. И это нечто, что было неизвестно Эрику, гнало Генри все дальше и дальше в поисках полной и абсолютной свободы. Так же, как и самого Эрика. Почувствовал ли мальчишка это родство или же так вышло случайно - сейчас было уже неважно. Эрик прижимал к себе угловатое мальчишеское тело и судорожно соображал, как быть дальше?
Дыхание Генри легко касалось шеи, и Эрику нестерпимо хотелось чуть повернув голову ощутить его на своих губах. Но вместо этого он отстранившись внимательно осмотрел шрам. Явно плоский наконечник стрелы ударил прямо в щеку. Был бы с зацепками, и на лице Генри не осталось бы живого места. Мальчишка точно родился в рубашке. Так чертовски повезти могло только тому, кто продал душу дьяволу. Эрик осторожно коснулся розоватой полосы, от которой во все стороны тянулись следы от стягивающих нитей.
- Да вы еще заплачьте! – взвился Генри, отбивая его руку от своего лица. – Даже отец так надо мной не кудахтал, как вы молчите!
- Будь я твоим отцом, я бы тебя выпорол и дома запер, - глухо отозвался Эрик, не ожидавший такой реакции.
- Но вместо этого вы предпочитаете меня пялить, - уходя в лукавство, быстро нашелся Генри и юркнул в сторону кровати, преграждая рванувшегося к нему Эрику путь.
- Кем бы ты ни был, - успокаиваясь, заговорил Эрик, внимательно всматриваясь в Генри. – Наглости у тебя как у королевского отпрыска.
- Кто в том виноват, что когда на небесах раздавали добродетели, вы оказались впереди меня в очереди?
- Могу поделиться, - пообещал угрожающим тоном Эрик.
- Нет уж, спасибо, - улыбнулся Генри. – Как-нибудь обойдусь.
В дверь постучали.
- Гарри! – раздался незнакомый мужской голос. – Вы там? Принц!
- Это кликуха? – тихо осведомился Эрик, направляясь к двери.
- Меня здесь нет, - почти одними губами, вместо ответа произнес Генри и в два счета вылез в окно.
- Сэр Джон Бреси, - отрекомендовался представительный мужчина средних лет. – По повелению его отца, короля Генриха Ланкастерского, я разыскиваю принца Гарри.
- Какого принца? – искренне удивился Эрик и даже открыл нараспашку дверь, чтобы сэр Бреси имел возможность обозреть всю комнату.
- Но я слышал его голос… И тот молодой человек внизу сказал, что…
- Сэр, - обратился к нему Эрик. – Я похож на человека, с которым станет водить знакомство принц?
Реакция сэра Бреси оказалась совсем не той, на которую рассчитывал Эрик. Буркнув нечто вроде «В самый раз», он шагнул мимо застывшего на пороге хозяина комнаты и, подойдя к кровати, заглянул под нее.
- Вы шутите? – опешил Эрик. – Принц Уэльский у меня под кроватью?
Обойдя несколько раз всю комнату по кругу, и выглянув в окно, сэр Бреси, попрощавшись, удалился.
- Будьте осторожны, молодой человек, - перед тем, как начать спускаться на первый этаж, предупредил он. – Вы играете с огнем.
- Бревна в глазу не заметит, - радостно сообщил Генри, возвращаясь в комнату и спрыгивая с подоконника.
- Ты как там не упал? – Эрик щелкнул задвижкой на двери.
- Ловкость рук и только.
- Что это было?
- Вы же сами все слышали. Благородный сэр Бреси работает на побегушках у моего отца.
- Ты, значит, принц Уэльский? – прищурился Эрик.
- Он самый, - картинно раскланялся Генри.
- Ну-ну. И что принц забыл здесь, в моей скромной обители?
Генри, кривовато ухмыльнувшись, медленно подошел к Эрику и, встав напротив, поднял на него полный лукавства взгляд.
- Знаете ли вы, каково это, целый год сидеть в четырех стенах, носа свету божьему не показывая?
- Не в курсе, - ответил Эрик.
- А я знаю. Год лечения и отцовских кудахтаний. Только учеба и спасала… Вы грамотный?
- Продолжай.
- А то бы я писал вам длинные письма, - словно не услышав последнего слова, вызывающе-мечтательно продолжил Генри. – Продолжать? – он сделал вид, что задумался. – Продолжать, продолжать… Как вы смотрите на то, чтобы немного поразвлечься?
- Опять в кабак?
- А вы еще что получше знаете?! – то ли удивился, то ли позабавился таким ответом Генри.
- Знаю, - кивнул Эрик, которого вся эта ситуация в полушутливых тонах начинала раздражать. – Мы останемся здесь. У меня есть бутылка хересу. Конечно, - он издевательски усмехнулся, – не того, который принято принцам лакать, но ничего, думаю, ты осилишь.
- О, это так мило, - чуть ли не пропел Генри. – У нас свидание тет-а-тет? Вы ухаживаете за мной как за деревенской девкой, которая за бутылку хереса и вечер вдвоем, согласна раздвинуть ноги и задорно поскакать на вас?
- Помниться, - Эрик развязал дорожный мешок и вынул из него бутыль, – в нашу первую встречу кто-то именно так и сделал.
- Но-но! – пригрозил ему Генри, с ногами забираясь на кровать. – То было пиво, не херес.
- Несомненно важное замечание, - согласился Эрик.
Уже на середине бутылки Генри начал клевать носом. Сидя на постели и прильнув к плечу Эрика, он, пригревшись, сонно рассказывал про то месиво, что творилось при Шрусбери. В его рассказе, не в пример тем, что регулярно оглашали в стенах «Топора», не было ничего великого и героического о событиях тех дней. Генрих Болингброк выходил по его словам суровым и жестким правителем и беспощадным по отношению к своим людям полководцем. А половина королевской армии состояла из рекрутов, собранных по деревням и тюрьмам.
- Необразованные крестьяне и те, кто продал душу за пару монет. Могли ли такие люди достойно сражаться? – поднося ко рту горлышко бутыли, то ли Эрика, то ли самого себя спрашивал Генри.
К концу истории он, на чем свет стоит, клял своего, незнакомого Эрику, отца. Выходило так, что именно родитель какими-то своими прошлыми делами делает Генри несчастным, взваливая на его плечи непомерную ношу. Что за ноша, Эрик уточнять не стал. Он вообще старался не прерывать безудержный монолог, начавшийся с того момента, как Генри сделал первый глоток хересу. Вскоре Эрик убедился, что его первоначальная догадка оказалась правильной – парню надо было выговориться. За тем он и пришел: не развлекаться, а выдавить из себя, словно гной, все то, что наболело.
- Понимаете, - совсем упав в эриковские объятия, все тише и тише рассказывал Генри. – Национальная идея. Понимаете? Этой стране необходим человек, за которым пойдут. Идеал! Кумир! Когда его нет – его следует выдумать. Мой отец захватчик… Я - сын узурпатора. Но я так не хочу… - он помотал головой. – Не хочу такой ценой… престол… Хочу, чтобы народ любил… А он на меня валит все это, валит…
Когда он наконец-то заснул, привалившись к боку Эрика, и обняв его одной рукой, Эрик укрыл их обоих краями одеяла и еще долго лежал, вперив взгляд в потолок, не способный успокоиться, слушая рядом с собой биение чужого сердца.

@темы: Фантворчество, Fanfiction

   

главная