Cry 'God for Harry!'

17:00 

«The Hollow Crown». Глава 2.

Follow your dreams.
Название: «The Hollow Crown»
Глава 2.
Автор: 1986-2004
Бета: Рицу-рё, rei g
Гамма: *Morgo*
Фандом: к/ф «Snow white and the Huntsman», т/ф «The Hollow Crown»
Персонажи: Эрик/Генрих
Рейтинг: R
Жанр: Crossover, Angst, Romance
Саммари: Однажды, беглец и скиталец по миру Эрик, убегая от судьбы, спасет от лесных разбойников мальчишку. И эта встреча становится судьбоносной для них обоих.
Предупреждения: Slash, OOC, OC, AU (сугубо личные мысли автора на темы, как исторической действительности, так и действительности, созданной телеканалом ВВС; образы и характеры героев, а также их поступки остаются на усмотрение автора), ненормативная лексика
Состояние: в процессе
Размещение: только с разрешения автора
Дисклеймер: отказываюсь.
От автора: «Свобода – это семь метров и еще чуть-чуть» (с)

Глава 1

На первом же постоялом дворе он нанялся колоть дрова для кухни. Хозяйка – бойкая баба сорока с лишним лет, платить отказалась, но ночлег и ужин пообещала.
Столица пахла сыростью. Пропитанная сверху донизу грязью, с залитыми помоями и мочой улицами, она разительно отличалась от столицы его родного королевства, где дороги были выложены брусчаткой, газоны облагорожены, и где запрещалось выливать помои в районе жилых кварталов или же, как это было в Лондоне, прямо в реку.
Скучать по дому Эрик себе не позволял. Со временем, некогда любимая родина стала вмещать в себя все самое тяжкое, что только случалось в его жизни. Но в моменты, когда необходимость заработка вынуждала подолгу останавливаться в городах и осваивать новое место жительства, сравнения, а за ними и воспоминания, приходили волей-неволей.
Когда-то у него был свой дом. Гораздо меньше и скромнее чем те, которыми застраивался Лондон, но дом был его, собственный. Практически все в нем, начиная от стен и заканчивая посудой, Эрик сделал своими руками. Это было то место, куда хотелось возвращаться после изматывающей работы или длительных охотничьих рейдов. Да просто переступить родной порог, за которым тебя любят и ждут, само по себе было чем-то священным. Дом являлся тем оплотом спокойствия, где ласковые руки жены и хозяйки домашнего очага дарили желанный отдых. Теперь же все осталось в прошлом, и вспоминать об этом было равноценно тому, как если бы не успевшую зажить рану стали заново ковырять ножом.
Будь его воля, он бы работал ночами, когда никто не мешает. Днем же внутренний двор, где была установлена чурка для колки дров, наполняли суетящиеся по хозяйству слуги. Больше всего донимали дворовые девки, не дававшие Эрику прохода. Стоило им заметить, что он вышел работать, как они тут же сбивались в стайку у входа во двор и, кидая на Эрика недвусмысленные взгляды, хихикали и перешептывались. В конце концов, самая бойкая подходила и заговаривала. Эрик скупо поддерживал беседу, но дальше этого дело не заходило. Перед тем, как нанять его на работу, хозяйка двора пригрозила, что стоит ему испортить хотя бы одну из ее девчонок, и он сам будет ходить за скотиной и работать в кухне. И хотя подобная угроза не произвела ровным счетом никакого эффекта, связываться и наживать себе проблем Эрик все-таки не хотел.
Работавшие на этом же постоялом дворе мужики часто зазывали его по вечерам в паб, пропустить кружечку - другую. Эрик сразу отметил, что пиво в столице – хорошее. Поговаривали, что хмель под него, привозили из самих Нидерландов. Тратить на такую выпивку и без того небольшой остаток средств Эрику было не жаль. Тем более его часто угощали. Он не чурался работы, не отказывался помочь, даже если просили о чем-то, что не входило в круг его обязанностей. Не лез с разговорами и рассказами о себе, сам мог выслушать и помочь дельным советом, на чужих девок не заглядывался. В драки влезал лишь в том случае, если били кого-то из своих, ставших уже знакомыми. Поэтому, через какое-то время, работники постоялого двора привыкли к Эрику и прониклись уважением.
- Говорят, валлийцы, паскуды, вновь подняли мятеж, - Винтроп, покачиваясь, приобнял Эрика за плечо, вываливаясь вместе с ним из пивной. – Знаешь, друг мой, чем это нам грозит?
Эрик отрицательно мотнул головой. Хотя пил он много, но, не в пример славному работяге Винтропу, пьянел медленно. Приятеля же после пары кружек начинало тянуть на бессмысленные подвиги.
- Это, - Винтроп похлопал Эрика по груди. – Война, мой друг. Да, - он цокнул языком. – Война. И всех, попомни мое слово, всех нас заберут туда. Сложить, - он выпрямился и выпятил грудь вперед. – Сложить наши буйные головы во славу короля! Ура!
Эрик поудобней пристроил плечо подмышкой у надравшегося приятеля, и направился знакомой дорогой к постоялому двору.
- Будешь биться за короля? – повиснув на нем, все никак не унимался Винтроп.
- Он не мой король, - сухо ответил Эрик.
- Ты что?! – дернулся в сторону Винтроп и Эрику понадобились все его силы, чтобы удержать здоровенную тушу приятеля. – Генрих! – Винтроп вскинул руку, указывая, словно где-то в небе был изображен королевский лик. – Король Англии! А Англия, - он наклонился и снова похлопал Эрика по груди. – Англия, мой друг, великая страна. Англия наша с тобой родина.
- Я не местный.
- Знаю я, - отмахнулся от него Винтроп, запал которого прошел так же внезапно, как и начался. – У тебя даже этот есть… Как его?..
- Табак, - подсказал Эрик.
- Именно, - счастливо, как младенец, заулыбался Винтроп. – Дай немного, будь другом, а?
- Дойдем до двора, дам.
- Да ну его, двор, - Винтроп вырвался из поддерживающих его объятий, и, пошатываясь, стал напротив Эрика. – Давай… это… - он приложил пальцы ко рту. – По… посмол…
Спорить с выпившим Винтропом было так же бесполезно, как пытаться стащить с неба Луну. Эрик отошел в сторону, к уходящей ввысь каменной стене, и достал из-за пазухи кисет.
В покинутом им королевстве, не в пример здешнему, табак не считался диковинкой. Больше всего, перебравшись в Англию, Эрик сетовал на отсутствие хорошего курева. Тот табак, что был при нем, когда он покидал родные земли, не смотря на экономию, кончился еще на подступах к границе. На протяжении всей дороги до Лондона, Эрик встречал очень мало людей, которые бы знали, что из себя представляет эта курительная смесь. Еще меньше оказалось тех, кто сам курил табак и мог его продать.
Эрик еще не успел раскрыть кисет, как со стороны жилых домов послышались крики и матерная брань.
- Держи вора! – заорал пьяный мужской голос.
- Все ни слава богу в этом королевстве, - буркнул Винтроп, оборачиваясь на звук быстро приближающихся шагов.
Кто-то, габаритами не меньше самого Эрика, выбежал из ближайшего переулка и кинулся к стене в надежде скрыться в тени и, таким образом, улизнуть от погони.
- Верни кошель, падла! – заорал выбежавший за ним следом толстяк.
Тем временем вор, проскользнув мимо Эрика, ушел в тень стены и как сквозь землю провалился. Ни сам Эрик, ни Винтроп не успели рассмотреть убегавшего.
- Ага! – заорал толстяк, останавливаясь перед двумя застывшими в изумлении мужчинами. – Попались. Мужики! – заорал он кому-то, кто следовал за ним. – Поймал! Сюда!
Добром сложившаяся ситуация не пахла. Эрик завязал кисет, убирая его обратно за пазуху. В этот момент из переулка вывалилось семь здоровенных ребят. Один из них, самый широкоплечий, вразвалку подошел к толстяку, что пристально следил за, как он считал, нагнанными ворами, и встал рядом.
- Что бать, они? – кивнул он на Эрика с Винтропом.
- А кто ж еще?! – зло отозвался толстяк. – Ты, олух, еще кого-нибудь здесь видишь?
- Эй, вы! – крикнул детина. – А ну вернули то, что спиздили.
- Если ты ищешь свои мозги, то мы их не брали! – предчувствуя хорошую драку, весело и с задором ответил ему Винтроп.
Детина зарычал и только окрик отца остановил его от того, чтобы бросится на обидчика.
- Мы не те, кто вам нужен, - спокойно произнес Эрик.
- Да? – удивился толстяк. – Что-то я не вижу здесь никого кроме вас, ребята. Или ваш подельник умеет ходить сквозь стены?
Силы были явно не равны. Если принять во внимание пьяного и жаждущего потасовки Винтропа, от которого пользы было что от козла молока, связываться с семью громилами не очень то и хотелось. Эрик был в чужом городе, где действовали незнакомые ему законы. Как в здешних местах будет расценена драка не с дорожными разбойниками, а с обычными простолюдинами, узнавать не хотелось.
- Значит, не хотите денежки мои вернуть? – зло прищурился толстяк. – Ну, хорошо. Эй, ребята! – позвал он. – Обыщите-ка этих парней, у кого-то из них должен быть мой кошель.
- Первый, кто ко мне прикоснется – на утро лица своего не узнает, - пообещал Винтроп.
Это стало последней каплей. Громила, что приходился толстяку сыном, первым рванулся вперед. Эрик, которому хватило пары секунд, чтобы оценить ситуацию, перехватил его в шаге от Винтропа и, приняв на себя силу разбега, отбросил парня в сторону. Но следом за громилой налетели оставшиеся шестеро. Винтропа моментально повалили на землю и начали забивать ногами, не позволяя подняться.
- Мочи их, ребята! – подзадоривал толстяк, бегая вокруг образовавшейся драки и стараясь, чтобы она его не задела. – Так им! Будут знать, как мои денежки тырить.
Трое из ребят совершенно не умели драться. Уложив всех троих, Эрик подумал, что парни проиграли бы даже обычным деревенским забиякам, не то что ему. Толстяк, заметив, что численный перевес не помогает, стал голосить на всю улицу, призывая всех увидеть тот беспредел, который с ним и его друзьями творят двое разбойников и грабителей. И, не смотря на чаяния Эрика, что в такое время суток мало кто решится прийти на шум драки и пьяные крики, это возымело действие. Сцепившись с очередным нападавшим, краем глаза Эрик отметил приближающую к ним городскую стражу. Целый отряд, что патрулировал ночные улицы Лондона, окружил дерущихся. И главный из пришедших гаркнул прекратить безобразие. Толстяк тут же подбежал к нему и заискивающе защебетал.
- Воры, господин, - лепетал он, потирая руки. – Ограбили… Выхватили… Сидел, никакого не трогал. Вдруг раз… - и он всхлипнул. – А он бежать. Вы посмотрите на него, каков здоровяк. Старика ограбил… Сына, вот, избил.
Эрик раздосадовано сплюнул. Толстяка можно было понять – его и правда ограбили, но то, как он склонял голову при каждом взгляде на начальника стражи, как испуганно и подобострастно заглядывал ему в глаза, вызвало в Эрике волну отвращения. Он с силой отпихнул от себя последнего из нападавших, и, выпрямившись во весь рост, отряхнул руки. Винтроп, которому хорошенько досталось, стоял поодаль, слегка покачиваясь.
- Так, хватит, - резко остановил начальник стражи речь толстяка, и обернулся к своим ребятам. – Всех забирайте. В тюрьме разберутся.
- Как же?.. – охнул толстяк, так и оседая на землю. – Меня то?.. Меня то за что?! Я… Я пострадавший, меня ограбили! Что же делается то?
Двое стражников, подхватив под руки, почти потащили его вверх по улице. Остальные принялись поднимать валявшихся на земле.
- Я сам, - повел плечом Эрик, когда один из стражников попытался схватить его.
Ночь подходила к концу. На востоке уже занималась заря, освещая крыши города обещанием очередного нового дня. Эрик ухмылялся тому, как невесело складывается его жизнь – меньше месяца в городе, а уже угодил в переплет. Поддерживая за плечо нетвердо идущего рядом Винтропа, он шагал в кольце вооруженного отряда в направлении северных врат. Впереди, подпирая небо, уже виднелась верхушка Ньюгейтской тюрьмы.

Поспать так и не удалось. Сперва начавший трезветь Винтроп, засыпая судьбу проклятиями, навлек на себя гнев других заключенных, которым нытье и стенания также мешали спать. Пришлось заступаться, и даже успокоить особо раздраженных хорошим хуком. А затем, еще целый час, самому выслушивать рассказ приятеля о его нелегкой доле. Когда на улице окончательно рассвело, в камеру, представляющую из себя общий зал, привели двух новеньких. Один из них, совсем молоденький, был сильно избит, ежеминутно стонал и в целом был уже не жилец. Близость смерти привела узников в оживление. Второй заключенный, стоило ему попасть в камеру, начал долбить в дверь с криками о помиловании. Его быстро вернули на место свои же сокамерники, наградив не дюжими тумаками.
Пришедшая в обед охрана забрала сперва Винтропа, а затем и самого Эрика. Спустя некоторое время, проведенное в путанице тюремных коридоров, его привели в небольшую комнату , бедно заставленную мебелью. За огромным столом у дальней стены сидел человек настолько важного вида, что сперва Эрику показалось, будто его привели к самому королю.
- Имя? – не поднимая взгляда от бумаг, деловито осведомился важный человек.
- Эрик.
Какое-то время человек рылся в бумагах. Перелистывал, что-то читал, откладывал в сторону и снова начинал перелистывать то, что лезло ему под руку. В конечном итоге, нужный документ нашелся.
- Разбой, значит, - сам себе сказал человек, всматриваясь в бумагу, и, со знанием дела, добавил: - Злоумышленное обращение с чужим имуществом против воли собственника, с намерением обратить это имущество в свою собственность.
Эрик смолчал.
Важный человек, высказавшись, словно забыл о присутствии в помещение заключенного, зашуршал бумагами, одновременно подзывая к себе стражника.
- Порка, - выдал он вердикт, не глядя на Эрика.
- Это ошибка, - подал голос Эрик. – Я не грабил.
Никто не обратил на него внимание. Человек за столом уткнулся в свои бумаги, словно уже и забыл о том, что только что осудил человека. Стражник сворачивал трубочкой приказ. Тогда Эрик заговорил снова.
- Тот человек ошибается. Его ограбили другие люди.
- Кому служишь? – неожиданно спросил осудивший, впервые поднимая на Эрика выразительный взгляд узких и внимательных глаз.
«Ведь умный же» - мелькнуло у Эрика в голове.
- Сам себе.
- Безработный, значит? – тут же определил человек за столом, и, повернувшись к стражнику, уверенно продолжил: - Клеймить как праздношатающегося.
- Вы с ума сошли? – Эрик дернулся в сторону стола, но трое вооруженных стражников в миг обступили его со всех сторон.
- Я не вор, - он сказал это так уверенно и спокойно, что важный человек вновь удостоил его пристальным взглядом.
Но решение было принято.
- Уведите, - спустя несколько мучительно-долгих секунд констатировал осудивший.
Один из стражников слегка толкнул Эрика в бок острием копья:
- Пошел.
Важный человек, с чувством собственного достоинства, поправил одетый на нем черный балахон и вновь уткнулся в разбросанные по столу бумаги.
- Следующий! – заорал стражник, когда Эрика выводили из комнаты.

В общую камеру его уже не вернули. Вместо этого стража, минуя множество других камер, повела Эрика длинными, пересекающимися коридорами. Конечным итогом пути стала небольшая, походящая на пыточную, клеть.
- Сидеть молча, - приказал стражник, захлопывая за Эриком решетку.
Разговаривать и так было не с кем. Эрик огляделся: с потолка свисали цепи, в центре стоял громадный стол, в засохших потеках крови, рядом лежал, перевернутый на бок, табурет. В дальнем углу, откуда тянуло теплом, находилась ниша для углей. Пахло хуже, чем в сортире.
Шли минуты. Незаметно они переплавились в час. Затем, проводимое в тяжелом ожидании, время сделалось медленным и тягучим. Незаметно стал набегать второй час. На Эрика накатывала усталость - сказывалось длительное отсутствие сна. И, сидя у одной из стенок клетки, в конечном итоге он задремал.
Проснулся он от ощущения направленного прямо на него внимательного взгляда. Эрик открыл глаза. Все та же клетка. Угли в нише потухли. В помещении сделалось совсем холодно. Эрик повернул голову вбок – туда, откуда исходило ощущение взгляда.
Пришедший сидел рядом с клеткой, на торчащем из стены выступе. На короткий миг Эрику показалось, что он все еще спит и увиденный человек – всего лишь плод сна, но знакомый веселый голос вернул Эрика в реальность.
- Привет, - широко и открыто улыбнулся Генри.

@темы: Fanfiction, Фантворчество

Комментарии
2012-11-07 в 01:05 

очень интересно :з что же дальше?

2012-11-07 в 01:46 

Follow your dreams.
Jo Rim, 3 глава)))

2012-11-07 в 19:47 

Kanames
Ракииии
спасибо большое за продолжение)

2012-11-07 в 20:00 

Follow your dreams.
Kanames, пожалуйста)

   

главная